<
Ирина Петровская — Человек из телевизора — Эхо Москвы, 09.09.2017
Опубликовано в рубрике: Новости Москвы

 А. Голубев ― 11 часов 7 минут в российской столице. В эфире «Эхо Москвы» программа «Человек из телевизора». У нас сегодня необычный формат, я тут на подстраховках. Меня зовут Алексей Голубев. А программу как всегда ведут Ирина Петровская и Ксения Ларина. Они у нас сегодня в Санкт-Петербурге и оттуда будут вести программу. Главное, чтобы они нас слышали. Добрый день. К. Ларина ― Привет, Леша, мы здесь. Все нормально. Как нас слышно? А. Голубев ― Вас слышно пока отлично, пока все хорошо. Я на всякий случай дам нашим слушателям возможность задавать вопросы. На номер +7-985-970-45-45. Вы можете писать свои сообщения и вопросы. В Ютубе трансляции нет. Потому что у нас такой формат сегодня своеобразный. Пока сообщения ваши присылайте по sms. На сайте «Эхо Москвы» то же самое, там есть специальная форма. Оттуда тоже можно присылать свои вопросы. И твиттер аккаунт @vyzvon как всегда. В общем, сегодня стандартные классические формы связи с нами. И мы, как там на телевидении говорят: работаем. К. Ларина ― Да, я добавлю только к тому, что ты перечислил. У нас еще есть одно средство коммуникации. Это фейсбук, и по традиции я открыла ветку прямого эфира у себя на страничке Ксении Лариной. Там тоже подробные сообщения о том, где мы сейчас находимся. А находимся мы в отеле «Гельвеция», это любимое место всех гастролеров с радиостанции «Эхо Москвы». И вы знаете, что немало программ оттуда идут в прямом эфире. И вот сегодня наш дебют из Санкт-Петербурга. Еще раз приветствуем. Ирину Петровскую тоже приветствуем. И. Петровская ― Доброе утро, дорогие друзья. Привет вам из Питера. К. Ларина ― Здесь прекрасно, самое главное что, понятно, что город прекрасен сам по себе, город-музей. Но, товарищи, здесь нет дня города. Мы в прекрасном городе. Очищенном от всякой дряни, здесь нет никаких пупсов пластмассовых, никаких олимпийских мишек. Никаких искусственных цветов. И нет толп гуляющих, праздно шатающихся по центру города. И перекрытых улиц тоже нет. Все чисто и прекрасно. Все для людей. Да здравствует город Санкт-Петербург, дай бог, чтобы Москва когда-нибудь стала такой же прекрасной. И. Петровская ― Просто сейчас мы когда ехали из отеля последнее наше впечатление телевизионное… К. Ларина ― Впечатления ужаса были. И. Петровская ― На Первом канале началось празднование с Тверской улицы. Мы смотрели картинку. Мы смотрели прямые включения корреспондентов. На фоне акробатов, каких-то конькобежцев, олимпийских мишек. Массу всего мы увидели. И практически там с открытыми ртами потом ехали в отель. К. Ларина ― По прекрасному чистому светлому городу. И. Петровская ― По прекрасному городу и радовались, что мы едем не в свою студию в Москве, потому что я представляю, что доехать наверное было бы сложнее, чем из Москвы до Санкт-Петербурга сегодня. К. Ларина ― Вообще искусство праздника мне кажется, оно становится все менее и менее привлекательным для слушателей и для аудитории и вообще для участников. Потому что то, что мы сегодня видели, мы это видим регулярно. Какой бы праздник ни был. Хоть день какого-нибудь святого, хоть день Победы. Хоть день памяти, хоть день скорби. Все равно это ощущение невероятной искусственности. То, как это преподносится. Вот не умеем делать красиво, не умеем делать естественно. Наверное, самое главное. Это искусство постижения праздничной фальши, оно из советских времен тянется. Спрашиваю я у старожила Ирины Петровской. И. Петровская ― Не знаю. Дело в том, что в последние годы мы прекрасно знаем, что если бы даже мы захотели поехать на праздник в центр, сколько нужно там преодолеть барьеров различных, чтобы туда попасть и то не факт, что попадешь. Я была естественно, не очень большая в советское время, когда мы ездили в центр на Первое мая с родителями или еще какие-то были праздники и не было честно тебе скажу, никаких барьеров, ОМОНа, автозаков, грузовиков. К. Ларина ― Это понятно, я про другое хотела спросить. Про тот эмоциональный фон, с которым эти праздники преподносятся именно по телевидению. Эта манера ведущих разорваться от торжества момента и от того, что нужно праздновать. Если уж смеяться, то так, что просто чуть не умирать от смеха. И кричать, что всем праздновать. Всем торжествовать. Сегодня у нас праздник. Как сегодня кричала какая-то женщина в желтом пиджаке… И. Петровская ― Светлана Зейналова. К. Ларина ― Кричала истошно: а теперь гуляем! Это было с утра. Куда гулять, время 10 утра. Они уже гуляют. Что же будет дальше к вечеру. Ир. И. Петровская ― Надо пораньше вставать, кто раньше встает, тому… К. Ларина ― Вот и я спрашиваю, эти лозунги, которые мы слышали на Первое мая, понятно, что… И. Петровская ― Это трудящиеся шли по Красной площади, выкрикивались лозунги дикторами. Да здравствует Труд, Май и так далее. В этом тоже была такая официальщина. Это просто была тогда стилистика другая. Эти девушки не прыгали так в кадре, и их не разрывало от такого энтузиазма. К. Ларина ― А почему? И. Петровская ― Все было более сдержанно. Не знаю, мне кажется, просто у того времени была какая-то своя эстетика и стилистика. Вспомни даже дикторов и ведущих. То есть они изображали, безусловно, воодушевление, праздники были в основном официальные. Но это было все достаточно строго. Вспомни, кто работал обычно у трибун, среди народа на Красной площади. Анна Шатилова… И.Петровская: Дебошир, который двинул в челюсть корреспондента НТВ, попал в эфир. Потому что это герой наших дней К. Ларина ― Такие были задушевные разговоры. Наверняка, люди, к которым подходили в то время советское, они были предупреждены, что к ним подойдут. И. Петровская ― Более того, люди, которые попадали на праздник какой-либо на трибуны на Красной площади, они уже были специально отобранные люди. Передовики труда, в зависимости от праздника. Герои Союза, ветераны. Ну, примерно так. Простые люди, мимо идущие, они туда попасть не могли. И даже на демонстрацию тоже ходили по разнарядкам. К. Ларина ― Ну вот в итоге мы пришли, мне кажется это очень важный момент. Примета времени сегодняшнего. Она относится как к дням печали и скорби, так дням торжеств и праздников. Что если уж скорбить, то давай скорби. Попробуй, улыбнись, тебя тут же съедят. Мы знаем такие примеры в социальных сетях или даже в телевизоре. Потом эти личные дела разбираются в каких-нибудь специальных программах, кто как скорбел. По какому поводу. И то же самое с торжествами. Это почему у тебя такое лицо, ты почему не празднуешь. Ты почему не со всем народом. День какой-нибудь национальный праздник, день России или что там еще у нас бывает. Какое-нибудь 4 ноября. Ты почему не празднуешь, день ВДВ ты почему не празднуешь. Один попытался попраздновать, получил. И. Петровская ― Кстати, неделю назад, наверное, если возвращаться к этому радостному событию празднику ВДВ, этот дебошир пьяный, который двинул в челюсть корреспондента НТВ, он получил, по-моему, полгода исправительных работ, раскаялся. И немедленно попал в кадр. Ну потому что это герой наших дней. И попал в кадр в программу «Фанзона». На таком замечательном канале «Царь-град» и его спрашивали, как он себя чувствует после всего произошедшего. И этот человек, он сидел в машине с корреспондентом, они ехали. Он рассказал, что после этого происшествия в Парке Горького он практически стал знаменитым. Потому что с ним делали селфи полицейские, после этого к нему подходили фотографироваться просто люди на улицах. Но самое интересное как он сказал, к нему обращались с федеральных каналов, чтобы он поучаствовал в ток-шоу, в частности он упоминает «Пусть говорят». И.Петровская: Он сказал, что за 100 тыс. не согласен и тогда ему предложили полмиллиона и вот он сейчас раздумывает К. Ларина ― То есть нашли нового героя. Как Шурыгину будут теперь его… И. Петровская ― Там Шурыгина, кстати, у него фигурирует. Потому что ему за участие якобы, я еще раз повторяю, предложили сто тысяч. И он, зная откуда-то, что Шурыгиной предлагали 500 тысяч, сказал, что за 100 тысяч он не согласен и тогда ему тоже предложили полмиллиона и вот он сейчас раздумывает. То есть по идее это такая ситуация, когда какая-то корпоративная солидарность телевизионная должна была бы быть. Но как можно назвать вот такой, даже не подберу названия, который бьет их коллегу по лицу во время прямого включения. Но, тем не менее, это хотели использовать как или информационный и прочий повод. Правда, Первый канал потом опроверг его сообщение. Что он якобы приглашался к ним на программу «Пусть говорят». Но поскольку общая ситуация с точки зрения журналистской этики в нашем цехе, а в телевизионном в особенности совершенно аховая, то легче поверить все-таки, что звали и предлагали. К. Ларина ― Я тебе скажу больше, я не удивлюсь, если он появится в каких-нибудь передачах НТВ в качестве героя. И его жертва будет с ним делать интервью. Ты же сама про это говоришь, используется все сегодня. И после этого эпизода сам корреспондент, как его… И. Петровская ― Никита Развозжаев. К. Ларина ― Сам сделал целый сюжет на эту тему. Это был его звездный час. Мы говорили. Я не исключаю, что подоят еще эту корову. Еще она даст молочка. И. Петровская ― Да в программе какой-то «Новые русские сенсации» или «Ты не поверишь». К. Ларина ― Давай про перемены поговорим. Наши слушатели в фейсбуке спрашивают про первые впечатления от новых старых программ. Имеется в виду программа Дмитрия Борисова на Первом, программа Андрея Малахова на Втором. И вот сегодня мы с тобой видели анонс передачи, которую ведет Юрий Николаев. И. Петровская ― Она уже идет давно. С лета. К. Ларина ― И программа, которая будет выходить на российском или уже выходит, которая называется как? И. Петровская ― Там смешно. Потому что вначале было объявление. Что просто программа «Пока все дома» переезжает на канал «Россия». И сегодня она должна была стартовать на канале «Россия». Мы это не застали. Поскольку уехали. К. Ларина ― Видели кто-нибудь из наших слушателей, напишите нам, пожалуйста. Или на sms, нам Леша прочтет, либо сюда на фейсбук. И. Петровская ― Короче в программе передач, которая публикуется, печатается значится программа «Пока все дома», но только на канале «Россия-1″. А на следующей неделе уже значится программа «Когда все дома». То есть, по-видимому, там возникли какие-то юридические проблемы по поводу… К. Ларина ― Название. Оно зарегистрировано за Первым каналом. И. Петровская ― Скорее всего. Потому что другого объяснения нет, и выглядит это довольно смешно и комично. А так, видимо, в том же самом виде перейдут. Но опять же, поделитесь впечатлениями, если кто-то сегодня этот дебют на канале «Россия» видел. Мы в силу обстоятельств не могли увидеть. К. Ларина ― Ну так расскажи про первые свои впечатления по Борисову-Малахову. Такая фамилия, двойная фамилия. И.Петровская: У Первого канала и Борисова есть определенное преимущество. Это намоленная студия и бренд И. Петровская ― Ну это достаточно интересно смотреть. Какие они выбирают темы. Как они друг с другом пытаются конкурировать. Хотя я должна сказать, что, конечно, у Первого канала и Борисова есть определенное преимущество. Оно заключается в том, что, во-первых, это, как они любят говорить, намоленная студия и бренд, который существовал огромное количество уже лет. И волей-неволей у людей действительно уже на уровне рефлекса выработалась привычка туда приходить. И, в общем… К. Ларина ― Ты имеешь в виду зрителей. И. Петровская ― Конечно. К. Ларина ― К экрану. И. Петровская ― Да. Около 8 часов. Поэтому в каком-то смысле от перемены ведущего не очень многое изменилось. И даже по рейтингам первые несколько дней, да, было опережение на сколько-то позиций у Малахова, потому что это был эффект ожидания нового интересного. К. Ларина ― И привычки. И. Петровская ― Сейчас в некоторых выпусках иногда Борисов опережает Малахова. Все зависит, разумеется, от темы. На этой неделе было забавно, когда, а, это было не у Борисова. И у Малахова и Шепелева была одна и та же тема. Людмила Поргина, жена Караченцова вдруг решила опровергнуть версию, что в феврале, когда она попала в очередной раз в аварию, то есть они попали с Караченцовым… К. Ларина ― Что она была в состоянии алкогольного опьянения. И. Петровская ― Она вдруг решила и там и сям опровергнуть эту версию. Не знаю, насколько это было убедительно. К. Ларина ― То есть две программы подряд этому были посвящены? И. Петровская ― В 6 часов вышел Малахов с Поргиной. А в 6.45 та же самая Поргина на детекторе лжи сидела у Шепелева. Малахов пытается разнообразить действительно, как он и говорил, некоторую повестку свою… К. Ларина ― А что такое с политикой было связано, на него страшно ругались… И. Петровская ― С политикой была связана программа, где участвовали молодые люди, которые в рамках этой объявленной стратегии импортозамещения делают разные вещи в противовес санкциям на продовольствие. Но там в чем главная была претензия к Андрею Малахову. Поскольку он существовал долгое время действительно вне политики, он то ли забыл, то ли не знал никогда, что продовольственные санкции не американцы нам устроили. А мы сами себе устроили в ответ на санкции, ну все известно, кто в теме. К. Ларина ― А у него это было представлено, как люди сражаются с санкциями Запада. И. Петровская ― Конечно. К. Ларина ― На самом деле запрет на продукты это наш ответ. И. Петровская ― Наш ответ Чемберлену. И подавитесь своими продуктами и не надо нам. И оставьте себе эти санкции. А мы будем выращивать свое. И так далее. Это действительно с одной стороны забавно, а с другой стороны хочется, чтобы какие-то редакторы, наверное, которые бы подсказывали ведущему, что не все так однозначно и просто. К. Ларина ― Я боюсь что, может быть, я ошибаюсь, конечно, это мое допущение. Но мне кажется, что Андрей Малахов взрослый дядя и вполне себе понимает прекрасно, что на самом деле происходит. Где, чьи санкции. Кто куда их принимает. Поэтому я думаю, что это специальный, это всегда наш народ путают специально. Что во всем американцы виноваты. То, что яблоки из-под Подмосковья не попадают в овощные магазины Подмосковья, виноваты американцы. Поэтому я думаю, что это вполне себе сознательная вещь. Я не верю в такую наивность Андрея или в его неосведомленность. Уверяю тебя. Ну дети что ли мы все. И.Петровская: Сейчас в некоторых выпусках иногда Борисов опережает Малахова. Все зависит, разумеется, от темы И. Петровская ― Хотя с другой стороны была бы приятнее все-таки версия о том, что человек наивен и не осведомлен. К. Ларина ― Ну конечно нет. Каждый все равно свою грядку вскапывает. Она все равно эта грядка идеологически точная, выверенная в правильном направлении. Копаем в правильном направлении. И. Петровская ― На самом деле огромное количество людей абсолютно уверены, что санкции введены европейцами и американцами, правда, порой так думают люди, о которых ты бы никогда в жизни не подумал, что они так думают. Может быть, ты права. Не знаю. Но при этом он начал обращаться, кстати, это было и  в »Пусть говорят», у него, скажем, на прошедшей неделе был эфир, посвященный онкологии, заболеваниям онкологическим и людям, которые борются, преодолевают. Кто-то не борется. Но кто-то борется и преодолевает. Мне кажется это важная тема. Я очень сомневаюсь, что она собрала большие цифры. Потому что людям в массе свойственно от тяжелых тем отмахиваться и уходить. Но тем людям, которые с этим столкнулись, у которых близкие этим всем страдают, наверное, им важно это было бы увидеть и было увидеть. У него на этой неделе была тема нашей российской гражданки, которая приговорена во Вьетнаме к смертной казне за то, что у нее нашли наркотики. Тоже это первый раз, и никто на эту тему, по-моему, во всяком случае, у нас на телевидении не говорил. И это тоже странно, потому что мы любим говорить, что Россия своих не бросает. Но выяснилось и, причем недавно эти публикации появились, что 4 года уже наша гражданка ожидает во вьетнамской тюрьме приговора. И по их законам за это она будет или может быть казнена. То есть мне кажется очень важная тема. К. Ларина ― По стилистике если говорить, Андрей сохраняет тот самый жанр, который он создал и заявил на нашем телевидении. То есть в рамках стилистики «Пусть говорят». И. Петровская ― Да, абсолютно. К. Ларина ― С эмоцией, с заинтересованностью, все его сильные стороны, они в его невероятной заинтересованности в человеке. И. Петровская ― Во всяком случае, так это выглядит. К. Ларина ― Эмоциональном отклике его. То, мне кажется, если говорить про Дмитрия Борисова, что я видела. Мне кажется, что там большая проблема с этим делом. Что он работает, конечно, профессионально, поскольку он все-таки профессиональный человек, но он работает как такой немножко абстрагированный ведущий какой-то передачи. Про что там будет идти речь: про сельское хозяйство, про наркотики, про изнасилование, про Саакашвили, про Максакову — неважно. Он сохраняет абсолютное хладнокровие ведущего. И особо не парится что называется, эмоционально не затрачивается. Может быть, в этом тоже есть какая-то перспектива в такой манере ведения. Но мне кажется, что программа из-за этого много потеряла. Она не может быть без эмоций. Иначе смысл какой. Что там, информацию добывать. Смешно же, правда. И. Петровская ― Я в этом совершенно с тобой согласна. Более того, он действительно не просто отстранен, ощущение от него исходит такого холодного равнодушия. И еще ощущение некоторой чуждости. В этом формате… К. Ларина ― В смысле – я здесь ненадолго. И. Петровская ― Нет. Совершенно понятно, что многие темы, и люди не просто не близки, а они ему перпендикулярны. Ощущение в нем, что он из другой какой-то жизни. Там за его общим обликом, манеры речи… К. Ларина ― Стерильный молодой человек. И.Петровская: Многие темы и люди не просто не близки Борисову, а они ему перпендикулярны. Он из другой какой-то жизни И. Петровская ― Да, он несколько стерилен. И за ним читается некое другое образование, воспитание. Поэтому это все чуть-чуть отдает таким снобизмом и высокомерием. К. Ларина ― Вот видишь, Андрюша Малахов это такая рабочая косточка. Он часть народа из города Апатиты. Прошел длинный путь, завоевав столицу, не то что столицу, а экран, главный стран. И. Петровская ― Король – как его называют. К. Ларина ― Завоевал публику тотально. Король, лучший ведущий всех времен и народов. Как говорит наш главный редактор Алексей Венедиктов. А тут человек из приличной семьи, интеллигент московский. Пороху не нюхал. В бедности не жил. С собачкой подмышкой ходит. Вот оно все и читается. Поработай на производстве сначала, как говорили в советское время. А потом говори от имени народа. И. Петровская ― Тут все дело в том, что верю или не верю по Станиславскому. И люблю или не люблю. Люди полюбили Малахова за некоторую его простецкость, я сейчас это никак не оцениваю… К. Ларина ― У нас пропал звук. Нет, все нормально? А. Голубев ― Все в порядке. Мы вас слышим. И. Петровская ― Он действительно считывают люди его поведение, его эмоции как свои. То есть он действительно, как ты говоришь, в нем есть заинтересованность, соучастие, и в нем есть отзывчивость на таком очень простом и понятном уровне. К. Ларина ― Я сам был такой как вы, я сам из вас вышел. И. Петровская ― Не об этом речь. Вот в это как раз бы не поверили. Это было бы фальшиво. А. Голубев ― Вынужден вас прервать. Мы прервемся ненадолго на новости, а потом продолжим. Это программа «Человек из телевизора». У нас сегодня трансляция и отеля «Гельвеция» в Санкт-Петербурге. Никуда не уходите. После перерыва на новости мы продолжим. НОВОСТИ А. Голубев ― 11.35 в российской столице. А в северной столице у нас Ирина Петровская и Ксения Ларина. Они ведут программу «Человек из телевизора». Я здесь страхую в московской студии. Сообщения пишите на номер +7-985-970-45-45. Ваши вопросы. Тут есть несколько вопросов, точнее их много. Но они все такие конкретные. Спрашивают: кто на наш взгляд побеждает в этой войне Первого канала и ВГТРК. Есть вопросы: как вам передача на Первом канале о Шпаликове. Единственная искренняя передача. Вот такие, в общем, конкретные вопросы. Ирина Петровская и Ксения Ларина. К. Ларина ― Спасибо, Леша. Мы как раз уже хотели про это поговорить. Ну вот по поводу войны Первого со Вторым, они же воюют не только на поле ток-шоу. Там они и за темы борются. Кто первее возьмет тему. И. Петровская ― Так было всегда. И поскольку продюсер переходил главный то туда, то сюда, то у меня всегда было подозрение, что в чьей-то команде или в двух есть некие засланные казачки, которые пытаются иногда на опережение сработать. По темам. Почему бывают совпадения. Мы берем эту тему. Дальше становится известно, что они взяли эту тему. Берут ту же самую. Ну, это мне кажется такая история понятная. К. Ларина ― Ну так они еще и подбирают друг за другом. Потому что, например, как я понимаю, некоторые вещи, которые делал Андрей в своей передаче «Пусть говорят», продолжая тему Борисова-Малахова, извините, чуть-чуть еще коснемся этого. Дмитрий подбирает то, к чему уже обращались. Эта очередная история про Немцова Бориса и его очередную возлюбленную, это же было уже. И. Петровская ― Это было не в «Пусть говорят». Если мне не изменяет память, это было в »Прямом эфире» и не один раз у Корчевникова. К. Ларина ― Извините тогда. И. Петровская ― Как раз мне кажется, Малахов именно этих тем все-таки какое-то время старался избегать. И вот сейчас эта тема возникла у Дмитрия Борисова. Причем так совпало, и неприятно совпало, что это было в день, когда на доме, где жил Борис Немцов появилась мемориальная табличка. Доска. И когда мэрия или кто там, департамент какой-то… К. Ларина ― Заявили о том, что это не согласовано… И. Петровская ― И что это будет снято. Я когда увидела лицо, портрет, фотографию Бориса Немцова на Первом канале, подумала, что, может быть, на эту тему. К. Ларина ― Срочная программа. И. Петровская ― И что вдруг табу сняли. Оттепель. Ну какая там оттепель. Поводом было то, что суд установил все-таки отцовство Бориса. Мальчик там родился. Это была тема, уже обсосанная тысячу раз. И именно в »Прямом эфире». И самое было, конечно, омерзительное в том, что начали считать его миллионы, миллиарды. Недоказанные. Там, где речь идет о каких-то миллионах с точки зрения адвоката, тут же это подхватывается какими-то гостями сомнительными, это все вырастает в миллиарды, тут же делается обобщение: а вот на самом деле истинное лицо этого человека помимо его беспредельной аморальности. И умения бесконечно рожать детей и так далее. В общем, был гадостный отвратительный эфир. И у Дмитрия Бориса так же как во всех других темах не дрогнул в его прекрасном лице молодом ни один мускул. И.Петровская: Я когда увидела портрет Немцова на Первом канале подумала, что может быть табу сняли. Оттепель К. Ларина ― Ну вот, про Шпаликова был вопрос, который Алексей нам зачитал. Действительно как два мира, два кефира. Два Первых канала. Один – для всех в прайм-тайм, а другой для Константина Львовича Эрнста, изысканного… И. Петровская ― Ну почему, для меня тоже. К. Ларина ― Я думаю, что эти передачи он смотрит сам. Когда обычно говорят, что телевизионщики презирают все программы, которые они производят и только говорят, что они типа для быдляка. А для нас, эстетов, кое-что другое. И вообще не наше телевидение. Так вот иногда можно понять, что является ценностью в телевизионном мире. Для допустим, руководства Первого канала. Я имею в виду фильм Олеси Фокиной. Который был показан вчера. И. Петровская ― Поздно ночью. К. Ларина ― Мы смотрели в Питере. Памяти Геннадия Шпаликова. И. Петровская ― Да, это не передача. Давайте скажем по-человечески. К. Ларина ― Это фильм. И. Петровская ― Настоящий фильм. Со своим образным рядом. Со своим решением, а не просто разговоры про то, каким он парнем был. И, конечно, еще это очень болезненно пересекается, перекликается с нынешней темой. Вечной темой – существования художника в несвободном мире. И судьба художника в этом несвободном мире. Хотя, конечно, у каждого художника свой путь и свой выбор. Как в случае с Геннадием Шпаликовым. Но там очень точно говорит про это Норштейн, наш прекрасный художник мультипликатор, режиссер. Он говорит, что художник это такая тонкая и, в общем, больная по-своему субстанция, как сказать, что любой повод может подтолкнуть его, там речь идет о самоубийствах. Естественно не первым был Геннадий Шпаликов, кто таким образом нашел выход из  тупика, в котором он оказался. И тупик, понятное дело, был связан не только с его личными обстоятельствами, но и с невозможностью творчества. Закрыли фильм. Не разрешали снимать и так далее. И что вот поэтому художника, если говорить совсем по-простому обидеть может всякий, но не надо лезть ни грязными руками, ни ногами в этот мир. Он непостижим. И он необыкновенно хрупок. Этот мир может и разрушиться самостоятельно, и тем более если на него начинают давить, то, так или иначе, эта система разрушается. К. Ларина ― Это конечно очень важное обобщение. Потому что на примере частной судьбы мы все равно возвращаемся к главной теме. И 20-го века для нашей страны. Это страна неслучившихся жизней, судеб. Особенно если мы говорим о творчестве. Сколько неснятых фильмов, несыгранных ролей. Ненаписанных романов. И. Петровская ― Стихов. К. Ларина ― Это невероятная трагедия для мира и для российской русской культуры в частности, безусловно. Я кстати вспоминаю еще одного участника этого фильма, музыканта Олега Нестерова. И. Петровская ― Он как бы вообще такая сквозная фигура. К. Ларина ― Он, напомню вам, дорогое друзья, если, может быть, вы забыли, Олег Нестеров это лидер группы «Мегаполис». Известный музыкант. Рок-музыкант, поэт и композитор. Но он при этом невероятно театральный человек. И влюблен в эту эпоху ренессанса советского 60-х годов. Этой оттепели. И он сделал потрясающий спектакль, который называется «Из жизни планет». Спектакль, в котором рассказывают об этих трагических судьбах режиссеров и авторов, в том числе у него один из героев Геннадий Шпаликов. И он все это положил на музыку, стилизованную под 60-е годы и это, конечно, невероятно пронзительная история. Я очень рада, что он с ней живет в этом и в этом фильме это чувствуется, что жизнь этого спектакля продолжается. Пользуясь случаем, прошу вас обязательно посмотреть. Кстати, хочу сказать, что, есть спектакль и в Гоголь-центре, забыла, как называется, пусть Олег меня простит, связано что-то со свободой опять же. Про свободу и про творчество. Он такой музыкально-поэтический. Разговорный спектакль, который обязательно надо посмотреть и я знаю, что Олег невероятно с таким чувством отчаяния переживает все, что происходит сейчас с театром, в который он пришел трудиться по приглашению Кирилла Серебренникова. И с самим Кириллом и вообще со всем этим делом. И. Петровская ― Я хотела добавить, что, по-моему, сегодня утром этот фильм был тоже показан по Первому каналу. К. Ларина ― Шпаликов? И. Петровская ― Да. Такая у них есть система показывать… Я могу ошибаться, но кажется, он должен был сегодня еще быть утром показан. Я к слову, что они показывают часто фильм для полуночников вечером поздно Первый канал. А повторяют на следующий день. Также было в прошлый раз с фильмом «Диана – моя мама». Это к слову. К. Ларина ― Про Серебренникова. Что по театральному делу. Когда был перерыв, я у Иры спросила, были ли какие-нибудь специальные сюжеты типа «Анатомии протеста», которые обычно сопровождают такие громкие демонстративные процессы уголовные. Когда нужно какого-то человека засудить и осудить всем обществом, всем миром. То обязательно идет это в телевизионном сопровождении. Здесь пока, я так понимаю, такого не было. И. Петровская ― Не было, если не считать этого прошлонедельного «Поединка», где все-таки достаточно однозначно… К. Ларина ― Это у Соловьева. И. Петровская ― То, что мы в прошлый раз обсуждали. Где позиция самого Соловьева, хотя он юлил, но в целом была все-таки понятна. И достаточно тоже гнусная нынешняя позиция многих: нет дыма без огня. Давайте дождемся. Да здравствует наш суд, самый справедливый суд в мире. К. Ларина ― Суд разберется. И.Петровская: Серебренников первый раз вышел на прогулку. Кто бы сомневался, что его караулили у подъезда во всеоружии И. Петровская ― Все понятно, как он разбирается. Единственное на этой неделе, ты была этому свидетельницей непосредственно в суде, Кириллу вышло послабление. Ему разрешили два часа в день гулять. Ни к кому, не приближаясь, не вступая ни с кем в общение. К. Ларина ― Кстати, интересно, я п